Новости России и Мира

26 января 2011






Рейтинг@Mail.ru


Как ловят нарушителей и провожают губернатора. День из жизни экипажа ДПС

26 января 2011 , Как ловят нарушителей и провожают губернатора. День из жизни экипажа ДПСЧип и Дейл, Жеглов и Шарапов, герои Мэла Гибсона и Денни Гловера из «Смертельного оружия» — а у JustMedia.Ru другие напарники: молодые сотрудники третьей роты полка ДПС ГИБДД УВД Екатеринбурга. В экипаже старшего лейтенанта Тимофея Гончарова и лейтенанта Альфреда Биева мы провели тринадцать часов: три раза пропустили кортеж губернатора, оштрафовали сорок четыре пешехода и водителя (в том числе лимузина) и зафиксировали одну аварию. «Хороший» инспектор, «плохой» инспектор В десять утра в управлении ГИБДД Екатеринбурга пестрят серые шапки-ушанки и синие бушлаты — инспекторы сдают-принимают смены. Одного из наших героев, хоть они и отличаются по возрасту от основного контингента инспекторов (обоим меньше тридцати), удается найти только в медпункте. —Альфред разогревает машину. Я сегодня за водителя, поэтому прохожу медицинскую проверку,— говорит Тимофей Гончаров. Врач меряет давление — все в порядке. В трубку инспектору дуть не предлагает — и так видно, что трезв. —Сегодня минус двадцать. Не замерзнете стоять на посту?— спрашиваю. —Мы и в минус сорок стоим,— отвечает Тимофей.— Спасает термобелье — каждый коллега, наверное, уже приобрел. В автомобиле нас ждет Альфред Биев. Если бы напарники отрабатывали технологию «хороший полицейский — плохой полицейский», то простой и разговорчивый Тимофей был бы за первого, а скупой на слова и сосредоточенный Альфред — за второго. Впрочем, о голливудских штампах мне вскоре придется забыть — с реальностью они мало сопоставимы. —Мы с удовольствием смотрим американские боевики, русские сериалы,— делится Тимофей, отправляясь на пост.— Большинство моментов смешат неправдоподобностью, хотя в некоторых деталях создатели картин попадают в самую точку. —Например, когда показывают длинный рабочий день и стопку отчетов?— спрашиваю. —Работаем два дня через два дня, как правило, по десять часов,— отвечает Альфред.— График сносный. К концу второй смены устаешь, зато потом есть два дня на семью. —Вы оба, наверное, имеете подработку… —Вторую официальную работу нам иметь запрещено,— добавляет Тимофей.— Поэтому довольствуемся зарплатой инспектора. Это около четырнадцати тысяч рублей. —Но дома у вас, надеюсь, не как в эпизоде из «Нашей Раши»? Голые стены и ребенок с впалым животом. —Конечно, нет,— отвечает Тимофей.— Экономить приходится, зато работа честная — всегда хотел бороться с нарушителями. Кто страшится штрафа, а кто — потери времени Сегодняшняя фронт борьбы пролегает на перекрестке Малышева—Луначарского. Альфред достает два журнала для протоколов. Тимофей надевает шапку, берет полосатый жезл — держись, нарушитель! Вот с трамвайной остановки «Дом кино» перебегает дорогу мужичок в дубленке. Похож на Евгения Липовича (вице-мэр Екатеринбурга — прим. ред.), но не он. Но в конце пути нарушителя ждал не ларек, куда он, как оказалось, торопился, а старший лейтенант Гончаров, который проводил «дорожного спринтера» к лейтенанту Биеву — для воспитательной беседы и выписки штрафа. —Сто пятьдесят рублей?— округляет глаза нарушитель.— Понимаю, пятьдесят или сто. Вы уже мне все объяснили. Я понял — больше не буду,— раздаются из машины обещания провинившегося. —Правильно, выпишу вам штраф — запомните и больше не будете переходить дорогу в неположенном месте,— парирует Альфред, составляя протокол. Под вопли про обдираловку Тимофей «ловит» рыбу покрупнее — статного дядечку на джипе «Порше». —Товарищ инспектор, я всегда пристегиваюсь,— утверждает, как оказалось позже, руководитель одной лифтовой компании.— Признаюсь, только выехал — не успел пристегнуться. Мне бы побыстрее. Может, вынесете устное предупреждение? Или штраф на месте оплатить? —Пройдите в наш автомобиль,— не дрогнул перед калейдоскопом вариантов Тимофей.— У вас еще будет тридцать дней на оплату штрафа, успеете. —Крохоборы!— грозит кулаком удаляющийся «липович», «лифтовик» оседает на сидение машины, глядя, как Альфред проворно царапает в протоколе. —Для каждого нашли наказание: пешеход теперь не будет нарушать, потому что побоится потерять деньги, а водитель «Порше», которому пятьсот рублей — раз плюнуть, — время. Даже сам по себе экипаж ГИБДД осуществляет профилактику — люди видят его и едут по правилам,— поясняет Тимофей, для которого, кажется, порядок и справедливость — главные слова. —Ты веришь, что наступит день, когда никто не будет нарушать?— спрашиваю. —Приучить граждан соблюдать правила можно,— отвечает Тимофей, сосредоточенно наблюдая за движением.— Но по случайности или невнимательности их будут нарушать все равно… Девушка забыла фары включить,— останавливает «Матиз» инспектор и добавляет.— Когда подняли штрафы, недовольных стало больше. Но из-за ста рублей с нами не ругаются. Инспектор спокойно выдерживает мороз уже сорок минут: не переминается с ноги на ногу, не греет руки дыханием. У меня стойкости уже не хватает — ухожу к Альфреду греться. —Нас не любят, когда штрафы выписываем,— говорит Альфред. Он выписывает штраф хозяйке «Матиза», которая и вправду безропотно сносит цифру «100 рублей» в постановлении об административном правонарушении.— А если нужно дорогу подсказать или помочь чем — то мы сразу «бравые ребята». —Мужики, я тут врезался. Зафиксируйте аварию,— стучится в окно мужчина в комбинезоне доставщика воды. По дороге к автобусной остановке «Дом кино» владелец «ИЖа» объясняет, что въехал в выезжающую с парковки «Ладу», которую не видел из-за остановившейся маршрутки. —Я не признаю свою вину,— говорит водительница «Лады», которая перегородила две полосы. —Ваше право,— отвечает Тимофей и зовет Альфреда.— Неси метр — пробка из-за аварии началась. Пять минут Тимофей кружит вокруг автомобилей и близлежащего здания с рулеткой, схема аварии на листе обрастает цифрами, а протокол — данными из документов водителей. —Сейчас водители поедут в отделение ГИБДД,— говорит Альфред.— Можно было бы оформить ДТП на месте, но зимой обычно такое не делаем — холодно. Инспекторы любят погорячее. Суп Еще десяток штрафов за непристегнутые ремни и выключенные фары, проверкиправ — и около 17.00 Тимофей и Альфред, предупредив диспетчера, отправляются на обед. —317-й — «Острову»: на обед поехали,— Тимофей представляется номером на двери патрульной машины — «2-317». —А почему «Остров»?—Не знаю, как пришел три года назад, уже так было. А диспетчера, который проверяет документы граждан, называем «Спрут». Машина Тимофея и Альфреда ничего не говорит об своих «хозяевах» — ни брелоков, ни наклеек. На панели лишь раскинул провода бортовой компьютер. —Еще не во всех экипажах подключили,— поясняет Альфред. —А ваше местонахождение начальство может проследить? – спрашиваю. —Датчики тоже устанавливают,— отвечает Тимофей —У вас все на «десятках» служат?— спрашиваю. —Как правило, да,— отвечает Тимофей.— «Шестерки» все списали. В автопарке областной ГИБДД есть иномарки, у нас — нет. —Обычно машины списывают через пять-шесть лет,— добавляет Альфред.— Если она сломается до этого срока, чинить придется на свою зарплату. Тимофей и Альфред заказали себе комплексный обед, поясняя, что здесь недорого и горячее во время смены помогает нести службу. Это видно по млеющему лицу Тимофея, который уплетает суп. Любимое «кольцо» Мишарина Паркуемся у кольца Малышева—Карла Либкнехта, через несколько часов здесь поедет Александр Мишарин, нужно будет пропустить кортеж. —Нас предупредят за одну-две минуты о том, что губернатор подъезжает,— говорит Тимофей, надевая кислотно-зеленую жилетку.— Пока поищем нарушителей. И снова — штрафы, права, проверки, пешеходы… —Сегодня с вами все увидели,— говорю.— Не хватает только погони. —Нет уж, не дай Бог,— отвечает Тимофей, сверля глазами бесконечный поток машин. Для инспектора погоня — не яркое времяпровождение, а угроза жизни.  —А табельное оружие часто приходится применять?— спрашиваю. —Бывает,— отвечает Тимофей.— В прошлые смены грабителя взяли, который во дворах сумочку у девушки отобрал. Но обычно погони в ночное время случаются, мы днем работаем. —Тимофей, «главный» едет,— говорит по рации из машины Альфред. На кольце одним регулировщиком не обойтись — напарник Тимофея тоже берется за жезл. Проблесковые маячки, отдание чести — движение возобновлено.  —Знаю, что многие негодуют на мигалки в городе,— делится Альфред.— Но важных персон в Екатеринбурге не так уж и много, и движение останавливается на полминуты. Смотри, Тимофей лимузин остановил! Тимофей недолго разговаривает с водителем белого лимузина «Хаммер», а потом отпускает. —Ехал следом за кортежем,— поясняет Тимофей.— По правилам, это запрещено. Девять часов вечера. До окончания службы наших напарников всего час. Водителей на кольце меньше, и почти никто не нарушает. Альфред ненадолго надвинул шапку на глаза — «Остров» сообщает, что Александр Мишарин возвращается из Кольцово, придется пропустить его кортеж к резиденции и дождаться его отправления домой — экипажей недостаточно. —Видимо, мы здесь надолго,— пожимает плечами Тимофей, когда проезжает кортеж.— Смена у нас закончена, поэтому можно вздремнуть. Альфред, сделай рацию на всяких случай погромче. Тимофей прислоняется к стеклу автомобиля, сложив руки крестом, и быстро засыпает. Альфред нетерпеливо стучит ручкой по панели «Лады» — дома ждут жена и маленькая дочка. …В течение трех безмолвных часов понимаешь, что работа инспектора с одной стороны, скучна и однообразна, с другой — Тимофей и Альфред чувствуют себя причастными к одному большому делу — наведению порядка в Екатеринбурге. Около часа ночи Тимофей и Альфред входят в управление городской ГИБДД. В просторном кабинете их третьей роты — два широких стола, сейф и шкаф без стекол. В этой аскетичной обстановке инспекторы друг напротив друга переписывают сегодняшние протоколы в журнал, напоминая врача и медсестру из поликлиники.  —Двадцать два нарушения на брата,— констатирует Тимофей.— Норму перевыполнили на два протокола. —Надеюсь, когда мы станем полицией, все будет по-другому,— говорит Альфред.— Мы не будем выискивать нарушителей, а станем больше заниматься профилактикой. Сегодня на линейке нам говорили, что за год управление сократят на тысячу с лишним инспекторов. Надеюсь, отсеют ненужных ДПС людей. —Поймите, что, кроме зарплаты, нам важно и доброе имя инспекции, где мы работаем,— добавляет Тимофей. —Я даже отказался идти в ППСМ. Считаю, что в ДПС престижнее,— продолжает Альфред.— Но что-то мы заговорились. Нужно протоколы переписывать.  По пустому коридору управлению отзываются эхом шаги наших героев. В этом звуке слышится, простите за пафос, торжество чистой совести. Ребята отработали на «отлично». —Дело свое сделали,— машет Тимофей.— Теперь домой. А завтра — новый день, новое дежурство. ФОТОрепортаж из жизни экипажа ДПС смотрите здесь.
0
 

Коментарии:

пока нет, но вы всегда можете оставить свой.

Оставить комментарий:
captcha
Администрация оставляет за собой право удалять любые комментарии по следующим причинам:
  • Отзыв является спамом или содержит сомнительную информацию.
  • Отзыв содержит ненормативную лексику.
  • Отзыв является оскорбительным, унижающим честь и достоинство конкретных людей.
  • Сообщить о нарушении вы можете здесь